Наша постоянная рубрика - интервью с гостем!

25/11/16

Совсем недавно у нас в гостях жил известный (теперь уже российский) винодел Олег Репин.

Мы не могли оставить этот факт без внимания, и вот для всех вас небольшое интервью с ним о вине и не только Cool

repin_oleg

Максим: Как правило, проводя интервью, мы стараемся дистанцироваться от того, чем человек занимается и даже зачем он приехал в СПб. Мы спрашиваем о чём-то, связанном с отелями и с путешествиями. Однако с Вами, мне кажется, особый случай, потому что в нашем отеле есть ресторан. И одна из мыслей, конечно, всегда была сделать именно винный ресторан.

Олег Репин: Молодцы, хорошая идея.

Максим: Почему Вы выбрали именно вино? Не граппу, не коньяк…

Олег Репин: Мне кажется, вино – это самый правильный алкогольный напиток. Я родился в России, но родители переехали в Крым, когда мне было 4 года. И вот, живя в этом южном крае ты с ранних лет соприкасаешься, тем или иным образом, сначала с лозой виноградной, потом уже с продуктами. И потом это переросло сначала в интерес, потом, вот, в профессию и стало, в итоге, смыслом жизни. Вот такая история.

Максим: Но также могло перерасти и в коньяк? Laughing Это тоже виноградные продукты.

Олег Репин: Крепкие напитки, они всё-таки такие, они больше, знаете, не наша специфика, не южных регионов.

Максим: Какое вино Вам ближе? Красное или белое? Довольно смешной вопрос, я объясню, почему. В нашем ресторане мы проводили разные мероприятия, винные в том числе. Например, было как-то раз, когда вслепую просили просто угадать, красное или белое. И далеко не всегда это удаётся.

Олег Репин: Здесь история такая, что много факторов. Это место, это время года, это повод, когда ты выпиваешь вино.  Масса внешних факторов, которые влияют на твой выбор: настроение, время года.

Максим: Как отличить красное от белого? Кроме цвета, конечно. Закрыв глаза.

Олег Репин: Белое вино для меня, это какая-то история… если сравнивать с людьми, то это, всё-таки, женский напиток. Он более лёгкий, более изящный такой, более изменчивый. А красный – такой, посерьёзнее, больше похож на мужчин.

Максим: Вы в своей работе в основном используете международные сорта винограда?

Олег Репин: Да.

Максим: Как относитесь к автохтонным? К своим – я не скажу «крымским», к российским.

Олег Репин: Я считаю, что эту историю нужно развивать, потому что, приезжая в любой винодельческий регион, мы всегда хотим получить какую-то именно местную специфику.

Максим: И не винодельческий даже.

Олег Репин: Это связано и с кухней, и с другими вещами, поэтому всегда ценны те уникальные вещи, которые есть непосредственно в каком-то месте.

Максим: Почему Вы выбрали именно международные?

Олег Репин: У меня в линейке есть одно белое вино, оно из крымского аборигенного сорта – автохтонного сорта.  Называется этот сорт «Кокур белый». Это наш местный сорт, который родом из Крыма, но есть две версии, как он в Крым попал. Одна – что его привезли ещё греки, которые основали города-полисы (4-5 в. до н. э.). Вторая версия – что он прямо в культуру введён в Крыму, родился на нашей крымской земле. То, что он давно у нас растёт и больше нигде не встречается, это факт! С этим сортом работаю, но есть определённые сложности, когда ты работаешь с приобретённым виноградом. Известно, что не всегда люди делают так, как тебе нужно.

Максим: За чем могут не уследить производители винограда – за урожайностью?

Олег Репин: Урожайность, время сбора, агротехника, какие-то другие моменты – это целая история. Но я думаю, что всё это решаемо. Нам нужно пройти определённый путь.

Максим: Какой из крымских сортов винограда, на Ваш взгляд, самый интересный или, может быть, самый перспективный?

Олег Репин: На сегодняшний день это Кокур, пожалуй, потому что он, во-первых, самый распространённый – его достаточно много в посадках. Вообще в Крыму около 80 сортов винограда такого характера, которые называются местными автохтонами, но проблема в том, что эти сорта находятся в коллекции института «Магарач» по 3-5 кустов, и даже сделать какую-то микро-партию вина из этого винограда очень сложно. Это должна быть целая государственная программа, когда эти все сорта изучат, когда они будут размножены лучше. Тогда уже можно будет с ними работать в промышленном масштабе. Здесь либо какие-то меценаты должны это сделать, либо, ещё раз повторюсь, государственная поддержка. Потому что бизнес – это очень долго.

Максим: У Вас, если правильно понимаю, тоже достаточно международные, и, в этом смысле, традиционные способы производства вина.  А есть ли такой способ производства как производство вина на осадке?

Олег Репин: Кахетинский метод, да?

Максим: Я имею ввиду скорее французский метод, то как делают «Мюскаде сюр ли», если про Францию говорить, или «Бланк Пескадор» – испанский пример.

Олег Репин: Я очень люблю этот технологический приём и достаточно часто его использую, особенно для белых вин, потому что он позволяет производить вина структурные, более серьёзные, более долгоживущие. Поэтому эта идея мне очень нравится. Я не знаю, в такой стилистике, наверное, мало кто работает у нас в России, а вещь такая, которая позволяет в вине раскрыть новые грани.

Максим: Мне кажется, почти никто не работает. Нам пока не хватает объёма, например, общего производства, в том числе на это.

Олег Репин: В России есть достаточно большая проблема с очень сложным регулированием алкогольного рынка, и вино, к сожалению, попало в категорию крепких напитков…

Максим: Вообще «винных напитков». Как сейчас Крым относится к словосочетанию «винный напиток»?

Олег Репин: Здесь получается, что во всём мире локомотивом, с точки зрения каких-то новшеств, каких-то вещей, связанных с изучением конкретного места – терруара, как французы говорят – всегда были маленькие предприятия «семейного» типа, которые имеют 5-10 га виноградников, которые досконально понимают свою землю, свой климат, свои возможности и получают хорошие результаты. У нас этим сложнее, потому что вот эти сложные правила позволяют держаться на рынке только крупным производителям. В последнее время наметилась тенденция, движение в пользу того, чтобы появилось много маленьких предприятий: снизили стоимость лицензии, сделали упрощённый вариант получения этой лицензии, но пока это – первые шаги, которые, мы надеемся, приведут к тому, что будет много маленьких предприятий. Тогда будет интересно и Вам, и, я думаю, всем потребителям вина в России. Когда появится именно целая, скажем так, армия, большое количество виноделов.

Максим: Про рислинг вопрос. Какой рислинг для Вас – образец? Например, Германия, Новая Зеландия, Австрия, Альто Адидже?

Олег Репин: Для меня, всё-таки, наверное, немецкий рислинг образец, потому что, это родина этого сорта и белые вина в Германии делали много лет назад и сейчас продолжают. Я больше всего люблю «Рейнгау». Но я никогда в своей работе не стремлюсь копировать чей-то стиль, повторять какие-то вещи. Всегда нужно найти свой путь, своё отражение этого сорта.

Максим: В чём отличие, предположим, Вашего рислинга и немецкого?

Олег Репин: Я очень просто объясню. За исключением близнецов, нет на Земле похожих людей – все люди разные, все в чём-то уникальны. Здесь так же, поэтому даже если вина будут сделаны на соседних виноградниках из одного сорта винограда, они всё равно будут чуть-чуть чем-то отличаться.

Максим: И тем не менее мы же отличаем: «Это немецкий рислинг, а это какой-то другой»?

Олег Репин: Ну, вы знаете, Крым – так как я работаю в Крыму, в Севастополе – Крым достаточно тёплый регион, если даже сравнивать с Германией. Германия – это всегда прохладный климат, получаются вина более тонкие, более изящные, со звенящей хорошей кислотностью, с очень лёгкими цветочными ароматами… У нас, ввиду того, что виноград созревает более полно, вина получаются мощнее, но при этом всё равно можно делать такие интересные вина из этого замечательного сорта. И я думаю, что как раз рислинг – один из самых перспективных сортов именно для хорошего белого виноделия у нас в районе Севастополя.

Максим: Как складывается у Вас с Пино нуар? Вот у меня, например, чрезвычайно сложные с ним отношения, и я не могу до сих пор ни разу не смог найти такой, чтобы мне понравился. Без исключения.

Олег Репин: Один мой знакомый говорит по поводу этого сорта: «Пино нуар можно сравнить с джазом… Есть люди, которые любят джаз и для них это очень круто, а есть те, которые говорят, это непонятно что, это не музыка и как это вообще можно слушать». Так же с этим вином.  Я очень люблю этот сорт винограда. Вот про рислинг мы говорили, это мой любимый белый сорт винограда, пино нуар – любимый красный. Когда я высаживал свой виноградник, получилось так, что я на 100% был уверен, что с этим сортом ничего хорошего не будет. Я выбрал другие сорта, которые более поздно созревают, требуют больше солнца… Я высадил каберне совиньон и сира. Но так получилось, что через дорогу от моего виноградника был виноградник, который принадлежал большому хозяйству и там, как раз, был пино нуар. И постоянно там бываешь, смотришь – растёт пино нуар.  И вот, увидев этот соседний виноградник с пино нуаром я, просто ради спортивного интереса, попробовал: в 2010 году первый раз купил небольшое количество ягод и сделал небольшую партию вина. Мне понравилось и с тех пор я с этим сортом работаю и люди говорят, что достаточно неплохо получается.

Максим: Куда-нибудь в другие страны Ваши вина поставляются?

Олег Репин: Официальных поставок пока нет…

Максим: Может быть на Украину?

Олег Репин: В Украину вообще сейчас, в связи с этой ситуацией, связанной с Крымом, в Украину вообще ничего нельзя с нашей территории экспортировать.

Максим: Через Турцию, контрабандой Wink

Олег Репин: Контрабандами, какими-то незаконными методами, моё вино попало в Лондон и продаётся в магазине у Чичваркина. Многие люди удивляются, говорят: «О, ты крутой!» Я говорю, что это случайная история, но тем не менее такая вещь есть. Я вина произвожу не очень много, и большая часть его продаётся в Крыму, поэтому я, всё-таки, сторонник того, что люди, приезжая к нам в регион, должны пробовать хорошие местные вина.

Максим: Сейчас стало много, и сложно поэтому. И особенно страшно, потому что непонятно, какое из них нормальное. Какие лучше, на Ваш взгляд, винодельни в Крыму? Кого можно смело пробовать? Там же часто говорят же, что кто-то разливает просто из танкера, условно говоря.

Олег Репин: Вы знаете, пробовать смело можно и нужно всегда и хорошее, и плохое, потому что отрицательный результат – это тоже результат. В Крыму, кстати, есть два предприятия, которые такими вещами занимаются, но это, скажем, не делает большой погоды. Так исторически сложилось, что Крым был достаточно замкнутым пространством и при Украине, и сейчас, при России, потому что это, по сути, остров. Поэтому, если ты что-то привозишь или завозишь, это сразу всё видно. Как-то сумели сберечь то, что большая часть винодельческих предприятий работает на местном сырье. Это большой плюс.

Максим: Но его хватает?

Олег Репин: Нет, не хватает, дефицит.

Максим: Тогда получается, что всё равно они где-то купят виноград.

Олег Репин: Да. Особенно с последними событиями, когда такой общий интерес к виноделию в России, в том числе, и к Крымскому региону, появился последние 2 года, спрос превышает наши возможности.

Максим: То есть, покупать или виноград, или…

Олег Репин: Виноград негде купить – его нет.

Максим: В Испании, или в Марокко?

Олег Репин: Ну, можно купить, но это, скажем так, соблазн производителя заработать какие-то деньги.

Максим: Какую крымскую винодельню вы посоветуете?

Олег Репин: Есть так называемые «винодельни новой волны», которые сейчас в Крыму на подъёме, которые стараются какие-то правильные вещи делать. Из таких предприятий большого масштаба. Вот я работаю виноделом в компании «Сатера». Они делают вина под торговой маркой «Esse» и «Cacha Valley». Рекомендую всем всегда “Esse” – это более демократичное такое вино, а “Cacha” – это уже вино с претензией.

Есть чудесное предприятие «Солнечная долина». У них, кстати, сохранились автохтонные сорта винограда, есть красные вина, есть белые. Они работают с Кокуром, с другими сортами. У них очень хорошее соотношение «цена-качество».

Максим: Сухие вина от «Солнечной долины» сложно найти. То есть, можно найти креплёное вино, но сложно найти сухие.

Олег Репин: Ну, это до Вас, видимо, плохо доезжает. У нас в Крыму нормально.

Максим: Я даже в Крыму в прошлом году не мог их красного сухого вина купить… даже у них. Они оправдывались тем, что марок не было.

Что скажете про «Alma Valley»?

Олег Репин: Это совершенно новый проект «Alma Valley». Мне очень часто задают вопросы по поводу «Альмы». Я скажу, что ценник они очень сильно подняли, это один момент. Второй момент – мне говорят: «Как Вы к этому относитесь», на что я говорю: «При том объёме инвестиций, которые в этот проект вложены, мне хотелось бы немного лучшего результата». Но, в целом, я говорю, они молодцы. То, что этот проект состоялся в Крыму, то, что они делают вино, ищут какой-то свой путь. Потому что мы все в начале пути, в Крыму, я имею в виду, виноделы.

Максим: Кто у них основной винодел?

Олег Репин: Немец у них работает.  Да, это тоже большой фактор, такой, немаловажный, который, по сути, определяет развитие определённого предприятия…  Из маленьких предприятий есть такой очень известный парень, Павел Швец.

Максим: Да, ещё дороже, правда…

Олег Репин: …есть мой проект небольшой… Ну, пожалуй, таких, которые заслуживают внимания… А, ещё есть предприятие на Южном Берегу, называется «Cotes de Saint Daniel», оно принадлежит Алекперову, и они тоже пытаются делать какие-то правильные вещи.

Максим: Я хочу Вам подарить книжку. Это результат работы нашего отеля и нашей дружбы с художником Валериусом – мы с ним много лет дружим. И возник такой интересный вопрос: что надо сделать, чтобы появилась этикетка на Вашем вине, например, с работой Валериуса?

Олег Репин: На моём вине? Ну, пока я эти истории не рассматриваю, потому что есть, к примеру, вино «Мутон Ротшильд», который каждый год приглашает известных художников, которые и создают для них этикетку.

Максим: Нет, я не имею ввиду сейчас, конечно, брать какую-то работу и её использовать.

Олег Репин: …это один момент и не хочется здесь, как говорится, за ними повторять. Этикетка винная – достаточно тонкая история, поэтому её достаточно часто менять тоже сложно, потому что человек привыкает к определённой визуализации.

Максим: А новый сорт вина?

Олег Репин: Если новое что-то будет, то… Тема художников нам тоже близка, мы в прошлом году проводили такое мероприятие, называлось «Винный пленер», мы собрали художников, местных, в основном, но были из Москвы и из других регионов… Они приехали и неделю у нас творили на тему вина. Очень всем понравилось, поэтому, я думаю, что дальше будем тоже продолжать.

Максим: Сколько авторских экземпляров Вы выделите, если будет этикетка? (смеются)

Олег Репин: Это мы обсудим. Я думаю, никто в обиде не останется.

Максим: Расскажите о Крыме – нас же читают путешественники – какой район, какой пляж Вы любите.

Олег Репин: В плане отдыха?

Максим: Для Вас лично.

Олег Репин: Прелесть Крыма в его разнообразии. Таких мест несколько. Всё зависит от настроения.  Хочется суеты – езжай в Ялту, хочется уединения – есть несколько мест в Крыму с дикой природой, которая ещё там не тронута, можешь поехать… Мыс Тарханкут очень люблю, волшебное место, такое прям…  Растительности нет, но в этом аскетизме природном тоже есть своя прелесть. Если хотите больше зелени, есть прекрасный мыс Айя – там есть и можжевельник, там и тысячелетние скалы, и море… Много очень мест, которые можно посетить и остаться довольным.

Максим: Пляж? Есть любимый пляж в Крыму? Или у крымчан не хватает времени до моря доехать?

Олег Репин: Вы знаете, наверное, всё-таки, это Тарханкут.

Максим: Что для Вас ближе к сердцу – пляж или, наоборот, какие-то горные вещи. Я, например, когда был последний раз в Новом Свете, на рынке татарин, классный такой парень, мы с ним начали разговаривать, он говорит: «Я не могу на пляже. Вот у меня в горах я могу воздух «ножом намазывать, есть», горы, дубы… не может быть ничего лучше.

Олег Репин: Ну, вы знаете, наверное, мы, крымчане, немножко, особенно в летний период, ищем более спокойных вещей.  Поэтому, когда Вы про пляж спросили, я почему сказал: «Тарханкут» - потому что место не очень, так сказать… ну, оно популярное, но там людей достаточно мало. Ты можешь там уединиться и тебе никто не будет мешать. Это один момент. В разное время года там можно и прекрасно найти в лесу места, и на море.

Максим: В какой поход пойти в Крыму? Есть ли вкусная пресная вода?

Олег Репин: С водой, я думаю, что можно найти, но это больше в горах источники, родники.

Старая крымская дорога. На яйлу поднимаетесь и можно начать от Фороса и спуститься где-нибудь…

Максим: Какие крымские блюда вы считаете local foods? Это русские, украинские, татарские? Может быть, местные морепродукты?

Олег Репин: Да, я только хотел сказать, что достаточно многообразная история, и если говорить о морепродуктах, то, конечно, наша черноморская рыба, которая… К сожалению, есть заблуждение…

Максим: Бычок? Кефаль?

Олег Репин: Нет. Есть заблуждение, что она ловится летом, а на самом деле, сезон черноморской рыбы – это весна и осень. Поэтому, когда туристы приезжают летом в Крым, они зачастую едят мороженую рыбу и говорят, что она не такая, невкусная. А на самом деле, она не очень крупная – она мелкая, но она потрясающая по вкусу, когда она свежая. Султанка, барабулька, есть луфарь, есть ставридка, есть наша знаменитая камбала калкан, которая с шипами и которая очень ценится в Турции, да и во всём черноморском бассейне, такая… прям, по-настоящему, местный специалитет.

Очень вкусные овощи в Крыму. Наши помидоры, наш лук ялтинский, фрукты всевозможные, начиная от винограда, яблок и всего такого – это тоже так очень локально, очень правильно… ну, если это действительно наш местный продукт.

Максим: В нашем ресторане «La Presse» есть блюда из крымского рапана. В салате он термически не сильно обработан, а есть запечённый в сливочно-томатном соусе рапан. Какие из своих вин к нашему, скажем, салату из рапана посоветуете?

Олег Репин: Рапан обладает очень мощным вкусом и, как правило, его готовят с каким-то соусом сливочным. Поэтому я рекомендую вина какие-то более серьёзные. То есть, не лёгкие, а… вот у меня есть в линейке вино «Алиготе», оно как раз сделано в такой стилистике, выдержано в дубе и оно, мне кажется, подойдёт к рапанам очень хорошо.

Заканчивая с крымскими морепродуктами: сейчас появилось, ещё немного, но уже есть, несколько предприятий, которые занимаются выращиванием мидий и устриц. Это такие моллюски морские, которые тоже в Крыму очень хорошо удаются. Наша черноморская устрица обладает очень нежным деликатным вкусом, ввиду того, что у нас очень низкая солёность моря – это хорошо влияет.

Максим: К устрицам в Нормандии или Бретани Мюскаде сюр ли, там вариантов нет никаких?

Олег Репин: Ну… Я вот на своих дегустациях даю свой рислинг – хорошая гастрономическая пара получается.

Максим: В какой крымский ресторан надо обязательно сходить?

Олег Репин: Вы знаете, с ресторанами у нас не так хорошо, как нам бы хотелось, потому что, если хороший ресторан, это всегда потребление вина… Я живу в Севастополе, у нас есть несколько приличных заведений, которые стараются использовать максимально местные продукты и людей радовать какими-то такими вещами. Из тех, что на слуху, есть ресторан «Остров», есть прекрасное заведение, которое, кстати, открыли ваши питерские ребята, приехавшие жить в Севастополь, называется «Wine room», оно как раз с винным уклоном. У них хорошая кухня. Если берём Ялту, то есть хороший ресторан «Verdi».

Максим: Итальянский?

Олег Репин: Нет, он не итальянский. Он больше такой, международный. В Балаклаве ресторан одного шефа, он периодически переезжает с места на место, но все ходят. Он сам серб, приехал ещё с украинских времён, живёт в Крыму, и вот последнее его место работы – это ресторан «Le Slavish». Его так и зовут – Славиш. Потрясающе готовит, всегда из свежих продуктов, всегда вкусно и хорошо.

Максим: В Петербурге есть такой специалитет, который обязательно нужно…

Олег Репин: Корюшка?

Максим: Ну, кроме корюшки, есть ещё пышки. Не пробовали наши пышки?

Олег Репин: Нет ещё.

Максим: В Москве это пончики называется, ну или вообще во всей России, а у нас называются «пышки». Есть два места таких, с советских времён, сохранившихся… кстати, в ресторанном TripAdvisor’е даже есть эти пышки, на одном из первых мест… Что в Крыму такое есть?

Олег Репин: Чебуреки!

Максим: Чебуреки – именно за ними надо ехать.

Олег Репин: Да, только их надо всегда стараться кушать у татар, горячие.

Максим: Ну, вот в Севастополе у кого можно есть чебуреки? У дяди Миши, дяди Коли?

Олег Репин: Нет чебуреков в Севастополе нормальных. Есть, опять же… ну, это больше район Бахчисарая… всевозможные рестораны местной кухни, татарской.

Максим: Да! Про отели. Это традиционные вопросы. Если бы Вы сами выбирали – большие или маленькие?

Олег Репин: Мне больше нравятся маленькие отели.

Максим: Поближе к пляжу или, например, с хорошим рестораном? Суперсовременный или, наоборот, со старыми скрипучими полами?

Олег Репин: Мне нравятся больше аутентичные вещи.

Максим: Что нам у себя надо улучшить? Вот Вы уже были в номере… Количество подушек, может больше?

Олег Репин: Очень комфортно, очень дружелюбная атмосфера, пока претензий нет. Хороший, вкусный завтрак.

Максим: Что НЕ понравилось на завтраке?

Олег Репин: На завтраке понравилось всё. Единственное, мне в номере не понравилось очень – слышно, что происходит вокруг.

Максим: Печально. Мы обратим внимание на это.

Олег Репин: Этот момент – единственный, который был…

Максим: На завтраке удалось ли Вам попробовать йогурт, я хочу прорекламировать.

Олег Репин: Да, очень вкусный.

Максим: Это мы делаем сами, это абсолютно «автохтонная» вещь.

Олег Репин: Я увидел, да, «домашний йогурт», я сразу взял, попробовал.

Максим: Больше того – мы покупаем бактерии, и он реально живой. Есть такой институт жиров в Петербурге, ВНИИ жиров… старый советский институт… они растят реально бактерии. В нашем йогурте они живут.

Олег Репин: У меня знакомый болгарин, который ещё, опять же, в бытность Украины, приехал в Крым на работу, а у них вот кисломолочные продукты – это их специалитетом местным считается. И он привёз с собой вот эту бактерию, она называется «Лактобациллус булгарикус»

Максим: Болгарская палочка.

Олег Репин: Да-да-да. И он говорит: «Ваша радиация сожрала нашу бактерию» он проработал около месяца и всё закончилось.

Максим: Какие Вы успели попробовать питерские рестораны?

Олег Репин: В «DUO» мы были. Прошлым летом были в Питере и посещали этот ресторан. Были в «Big Wine Freaks». Вчера ужинали вот в «MOLTO BUONO» у вас недалеко, тоже хорошие такие ребята, в винной теме прям.

Максим: Далее нам пришлось прерваться, т.к. у Олега уже начиналась дегустация его вин Smile

Спасибо Олегу и до новых встреч.

Парковка
Важное сообщение для гостей, приезжающих в Петербурге на автомобиле!
Наша постоянная рубрика - интервью с гостем!
Какой туризм среди японцев пользуется популярностью мы узнали у наших гостей :)
Номер в гостинице на сутки
Белые ночи – отличный повод посетить Петербург летом! Как правило, все места в гостиницах уже забронированы, но мы держим парочку номеров для тех, кто спонтанно приедет в наш город за впечатлениями ))
Новость для сторонников спортивного образа жизни!
Поездка в другой город – не повод отказываться от привычного образа жизни!

Н. Тисейко

Спасибо большое. Время проведенное здесь - это всегда комфорт и удовольствие.

Семья: Моргун Л.В., Чекушин Ю.А.., Шалаева М.

Большое спасибо всему замечательному коллективу отеля "NEVSKY FORUM" за отличную и слаженную работу, за прекрасное состояние отеля, его уют и комфорт! Особая благодарность Виктории, работавшей в дни нашего приезда и отъезда на reception за исключительно теплый прием и внимание! Огромная благодарность сотрудникам ресторана за прекрасные качество продуктов и подачу блюд, за безукоризненное обслуживание в утренние (Георгий) и вечерние (Виктор) часы! Успехов и дальнейшего процветания этому замечательному Отелю!

Гостья

Спасибо Питер за эти прекрасные солнечные дни. Сдесь я получила удовольствие и радость. Отель был прекрасный!! СПАСИБО БОЛЬШОЕ ПИТЕР!

Поделиться